Интернет-магазин

Новостной портал бизнес информации Abireg.ru опубликовал интервью с Ю.А. Селивановым.

Председатель Совета директоров белгородской «ЖБК-1»: «Напролом рынок завоевывать нельзя»

Председателя Совета директоров АО «Завод ЖБК-1» Юрия Селиванова считают авторитетным представителем строительной отрасли региона. Специалист с более чем 55-летним стажем, он успел пройти путь от обычного рабочего до руководителя огромного предприятия, застать послевоенные годы, эпоху социализма и годы перестройки, «лихие» 90-е и к нашим дням превратить предприятие в основного игрока на белгородском рынке. В июне Юрию Селиванову исполнилось 80 лет, и это повод вспомнить о том, как он пришел в строительную отрасль, что заставило проработать в ней более полувека и что в работе вдохновляет и мотивирует юбиляра до сих пор.

– 55 лет в строительстве – эта цифра впечатляет. С чего же начался ваш трудовой путь?

– Я отношусь к довоенному поколению, которому довелось работать с 5-7 лет. Поэтому мои ровесники, в шутку или всерьез, оценивают наш рабочий стаж в 75 лет. Само собой, мы начинали работать безо всяких трудовых книжек: будучи детьми, собирали колосья, пасли скот, разносили воду взрослым, работавшим в полях. Ребятам постарше доставалась более серьезная работа: их брали в помощники трактористов и комбайнеров. Мне трактор доверили в 17 лет: я на нем пахал поля, культивировал и боронил. Когда меня призвали в армию, я попросил определить меня в танковые войска, считая, что танк – это тот же трактор, только в броне и с пушкой.

– Стать строителем – ваша детская мечта?

– Строительство появилось в моей жизни случайно. Я рос в семье сельских учителей, был хорошо знаком с техникой, но моя мечта была – стать врачом. К этой мечте я поначалу и стремился, но, к сожалению, моя попытка поступить в мединститут в Курске не была удачной: конкурс оказался слишком велик. И тогда одноклассник предложил мне подать документы в лесотехнический институт в Архангельске, где он сам тогда учился. Конкурс в этом вузе был меньше, а меня привлекала перспектива перепоступить позже в местный медицинский вуз. С этим не сложилось, но вышло так, что именно учеба в лесотехническом институте определила мою судьбу. К слову, и медицина не обошла меня стороной: доктором я не стал, зато мне принадлежат патенты на лечебные приспособления: ортопедическая накладка Селиванова и кресло для снятия нагрузки с позвоночника. Ими, кстати, пользуются по всей России.

– Вы закончили лесотехнический институт в Архангельске, но в результате оказались на строительном предприятии в Белгороде. Как так получилось?

– Как и многое в моей жизни – случайно. В Белгороде жила моя сестра. После демобилизации из армии, я приехал к ней в гости, и так получилось, что неожиданно для себя устроился работать на местный завод – ныне завод «ЖБК-1». Туда меня взяли по моей лесотехнической специальности. Это произошло 55 лет назад, и для меня тот день оказался судьбоносным. За эти полвека я прошел через все возможные должности, от мастера до директора, а еще четыре года я занимал пост председателя совета директоров. Впрочем, случился пятилетний перерыв в работе на заводе, когда с 2011 по 2016 год я был избран депутатом Госдумы РФ. Но даже тогда я не терял связь с предприятием: на тот момент завод уже стал важной частью моей жизни, причем не только профессиональной, но и духовной.

– Полученных в Архангельске знаний хватило для работы в строительной отрасли или пришлось получать дополнительное образование?

– Я заочно окончил строительный вуз, в итоге стал не столько строителем, сколько «железобетонщиком». Моя стихия – железобетон. Именно знания конструкций помогли мне в трудные 90-е удержать завод на плаву: вместе с коллегами мы внедрили революционное по тем временам техническое решение, благодаря которому удалось значительно снизить расход арматурной стали и цемента в конструкциях. Сократив затраты, мы повысили конкурентоспособность завода и это способствовало экономической устойчивости. А сегодня нашу продукцию можно встретить во всех уголках страны - от Сочи до Шпицбергена, от Калининграда до Владивостока.

– Более 10 директоров сменилось с момента вашего прихода на предприятие 55 лет назад. Чему удалось научиться у предшественников?

– Я впитывал опыт каждого, отмечал достижения, учитывал ошибки. Учился на своих промахах, которых было много. Нужно сказать, условия для работы руководителя завода всегда были непростыми, особенно в послевоенное время. Поэтому Валентин Леонидович Косминский – тот самый директор, который меня взял на предприятие, является, пожалуй, главным примером для подражания. Профессионал, трудоголик, он буквально ночевал на работе и не боялся даже самой тяжелой работы: вместе с рабочими разбивал смерзшийся в вагоне щебень, был готов управлять любой техникой, будь то бульдозер или кран, и был человеком слова.

Особенно запомнился тот период, когда меня он назначил начальником на самый отстающий участок в деревообрабатывающий цех, поставив передо мной невыполнимый, как казалось, план. И сказал, что, если добьюсь результата, выделит мне квартиру, при очереди – 15 лет. В это я, конечно, не поверил, но спустя год, когда задача была выполнена, я получил свое жилье. Увы, в свои 38 лет Валентин Косминский трагически погиб. Это случилось много лет назад, но я до сих пор приношу цветы на его могилу.

– Строительство – непростая сфера, очень конкурентная и зависимая от кризисов и внешних факторов. Что помогало все эти годы не только удерживать предприятие на плаву, но и развивать его?

– Основа нашей деятельности сегодня – завод по производству строительных конструкций. Это направление бизнеса менее бюрократизировано, здесь больше самостоятельности, чем непосредственно в строительстве. Здесь не требуется каждый раз добиваться разрешений на выпуск изделий, здесь результат зависит от тебя, а не от внешних факторов. Такая свобода и осознание того, что в моих силах повлиять на конечный результат, работая со знанием дела и при поддержке команды, очень мотивирует.

Во-вторых, выручает диверсификация бизнеса. Признаюсь, она также приносит много забот и головной боли, требует разносторонних знаний и гибкости, но это более надежный путь для стабильной работы. Да, каждый день приходится преодолевать не всегда обоснованные препятствия и тратить на это уйму сил, зато нам легче преодолевать кризис. Работая сразу по нескольким направлениям и выстроив вертикальную интеграцию, мы смогли создать свой собственный рынок, обеспечили себе же спрос, и это позволяет не допускать полного провала в т.ч. кризисный период.

Кроме того, мы системно работаем над созданием авторитета предприятия. Постоянно призываем всех сотрудников быть честными перед покупателями и стремимся создавать продукцию высокого качества. Безусловно, это требует дополнительных огромных издержек, и не всегда мы можем предложить ту же цену, что у конкурентов, которые не работают по столь высоким стандартам. Где выше качество, там выше затраты, но именно этим качеством мы славимся по всей стране.

– Сегодня государство и общество требуют от крупных предприятий не только стабильности и высоких производственных результатов, но и значительных инвестиций в соцсферу. Как этот вопрос решается на «ЖБК-1»?

– По всем законам экономики, главная цель бизнеса – получение прибыли. К сожалению, сейчас в стране нет закона, который мотивировал бы предприятия стремиться к высокому уровню социальной ответственности. Увы, даже благотворительная деятельность обременена дополнительными налогами, а налоговая нагрузка на бизнес и без того велика. И все же мы осознаем, что социальные расходы сегодня – один из наиболее оправданных путей, чтобы создать положительное рыночное лицо предприятия. И мы строим политику создания комфортных условий не только для наших работников, но и для всех жителей того места, где все мы живем и трудимся. Посмотрите на наши микрорайоны: «Заря», «Новый» – мы гордимся доброй славой среди наших клиентов.

Много лет назад, еще в начале перестройки, мне довелось прослушать курс лекций одного авторитетного социолога. Он говорил, что предприятие сможет полноценно и стабильно развиваться, только если станет часть ресурсов добровольно направлять на полезные дела, не касающиеся бизнеса напрямую. Этот аргумент поразительно совпал с моими взглядами и моей мечтой: создать цивилизованное предприятие, которое имеет положительный авторитет в окружающем пространстве. Удивительное дело, времена были непростые, и о таких вещах вообще мало кто задумывался. Но мы все-таки сделали этот осознанный шаг, и немало средств вложили в социальные проекты для области, города, п. Крейды. К настоящему моменту, мы реализовали десятки проектов, которыми сейчас гордимся. Это и помощь сиротам, и поддержка наших сотрудников в приобретении жилья и создание своего Медицинского центра, и бесплатное питание в школах детей из малоимущих семей (доходило до 400 человек) в учебный период и многое другое.

– Инициативы, которые реализовало ваше предприятие, требуют не только финансирования, но и огромной организаторской работы. Как на все хватает времени и не страдает ли от общественно полезных дел ваша основная деятельность?

– Как я сказал, что мы создаем свою политику, где думать необходимо шире интересов своего предприятия, поэтому это стало частью моей, нашей работы, по-другому просто не может быть. В современных условиях нельзя завоевывать рынок напролом. Нужно входить в рынок с учетом интересов всех его участников, а участники это и наши покупатели, а это требует огромных затрат, поисков нестандартных путей, которые для кого-то казались абсурдными.

– В чем именно заключается ваше новаторство? В каких направлениях вам удалось совершить прорыв?

– К примеру, мы первыми в области, в далеком 1995 году, внедрили компьютеризацию в строительной индустрии. А в 90-х годах, когда все сокращали сотрудников, мы их, наоборот, набирали. Это помогло получить лучшие кадры, а высокий уровень специалистов в будущем позволил нам первыми в России внедрить производство тротуарной плитки, художественную ковку и полностью перевооружить стройиндустрию. Кроме того, мы первые в области внедрили энергоэфффективность в строительстве жилья. Мы единственные в России 100% утилизируем строительные отходы, используя их как вторичное сырье. Такого нет нигде в России. Нами созданный жилищный кооператив помог тысячам людей получить без кредитов квартиры, а нам он принес известность по всей России, как надежного застройщика. Мы первые в России освоили крупнопанельное строительство церквей. Да и много, что мы внедрили первые.

– Профессия строителя уважаема во все времена, чего нельзя сказать о представителях отрасли ЖКХ. Что Вас привело в сферу коммунального хозяйства? И какие задачи в этом направлении решаете?

– Мы создали свое Жилищное управление, дав ему полномочия контролировать качество наших же строителей в процессе возведения жилья. Такой механизм контроля позволяет сохранять высокий уровень качества строительства и, как результат, меньше нареканий от собственников квартир и это для нас главное.

Если говорить о работе управляющей компании, то здесь главная задача директора УК – не допускать «отвлечение» денег, предназначенных для качественного исполнения услуг граждан. Это был новый подход. Здесь не обошлось без издержек – от некоторых директоров пришлось избавиться за воровство, хамское отношение к собственникам квартир, возбуждаем уголовные дела и правда оказалась на нашей стороне. Наша управляющая компания завоевывает первые места в городе, области и России за качество обслуживания наших граждан – собственников жилья. А комитет по ЖКХ Государственной Думы РФ периодически направляет к нам представителей отрасли за обменом опытом, т.к. ставит работу нашего Жилищного управления за образец. И, кто идет по нашему пути, у тех нормальные отношения с собственниками квартир в сфере ЖКХ.

Я неоднократно заявлял свою позицию, в том числе в Государственной Думе, что ЖКХ – это не бизнес, это получение денег за выполненную работу по тарифу, это просто платная социальная услуга. Те, кто вынуждают принимать повышенные тарифы для извлечения прибыли, вызывают гнев и озлобленность граждан. Считаю, что такая политика создания социального накала противоречит интересам людей и ее нужно пресекать. А для создания бизнеса в сфере ЖКХ возможности огромные в создании сферы услуг любого направления: бытового, спортивного, медицинского, образовательного и т.д. Зарабатывайте сколько угодно.

Уровень работы ЖКХ – это лицо власти, поэтому чиновники всех уровней должны быть заинтересованы, чтобы коммунальное хозяйство, управляющие компании и ресурсоснабжающие организации работали исключительно в интересах людей – собственников жилья, а не для собственной выгоды. Для того, чтобы этого добиться, у нас в области и по всей стране нужен независимый общественный контроль за сферой ЖКХ, а пока, зачастую, он ангажированный.

– Какие из ваших проектов вызывают у вас особую гордость как у строителя?

– Среди наиболее значимых нежилых проектов – храм в честь иконы Божией Матери Спорительницы хлебов в поселке Дубовое и памятник Ротонда-часовня в честь 2000-летия Рождения Христова в Белгороде. Также радует высокое качество построенных нами школ, больниц и детских садов. Мы стремимся всегда держать на должном уровне лицо предприятия. Качество, энергоэффективность, архитектурная отделка наших зданий: каждая деталь имеет значение. Но самое главное, чтобы нашу работу ценили сами белгородцы, ведь они и являются нашими главными заказчиками и главными критиками.

Ссылка на источник:
https://abireg.ru/newsitem/82796/ 30.07.2020
Возврат к списку

Новости

Подпишитесь на нас в соцсетях

*Поля, обязательные для заполнения.